Слово   —   Музыка   —   Женщина

Мы обживаем то пространство,
Того Святого Государства,
Где пишутся стихи с листа,
Где правит балом Красота.

Владимир Симонов

##

You will need Flash 8 or better to view this content.

Интервью

Анатолий Соловьяненко: «Если мы не заполним свою нишу в мировой цивилизации, ее заполнит кто-то другой»

07 июня 2011

В архиве фестиваля «Сходы до Неба» хранится запись одного из последних интервью Анатолия Борисовича Соловьяненко. Интервью с певцом взял и записал еще в 1990-х Владимир Симонов, который на тот момент являлся президентом «Фундации Высокой Моды» и Дома Моды «Olga Simonov». Масштаб и глубина и вопросов в непринужденной беседе раскрывают нам Анатолия Соловьяненко как художника-философа, рассуждающего о самосознании, ответственности нации за судьбу мира, о культуре как воспроизведении духовности, т.е. «товара» особой ценности, важности самореализации каждого конкретного человека для развития государства в целом. Интервью публикуется впервые.

 

Владимир Симонов: Удивительно: когда артист выступает на сцене, ты, хочешь-не хочешь, погружаешься в его состояние. То есть, получается, что сейчас, когда вы не на сцене, магия моря, о которой вы говорили, на меня не воздействует. Почему? Или вы сейчас были как простой человек?

 

Анатолий Соловьяненко: Я всегда простой человек (смеется – ред.). Меня ведь никто не охраняет, у меня нет шофера, нет машины, я очень простой человек.

 

В.С.: Анатолий Борисович, я не могу с этим согласиться, потому что простота проявляется не в охране. Наоборот: кого охраняют, тот проще. Простота или непростота определяется тем, сколькими умами вы владеете. Вы можете назвать приблизительное количество людей, которые слышали ваше пение за всю вашу жизнь?

 

А.С.: Никогда не задумывался над этим… миллионы, наверное…

 

В.С.: Вы понимаете, что это больше, чем обеспечить, например, выборы президента здесь у нас в стране?

 

А.С.: Вся беда и сила любого большого таланта заключается в том, что президенты, сенаторы и прочие – это выборные должности. Их убирают или назначают. А мы, артисты (особенно, большие), избраны Богом, назначены судьбой. И нас от этого нельзя освободить, от этой «должности».

 

В.С.: Как мне приятно, что вы считаете себя большим артистом… Знаете, чего сегодня не хватает нашей стране – ответственности человека за то, кем он себя считает. Ведь в том, что вы считаете себя большим артистом кто-то может усмотреть бахвальство. Я, например, вижу за этим колоссальную ответственность, потому что если вы большой артист – с вас и больший спрос. Значит, под словами «большой артист» вы понимаете ответственность?

 

А.С.: Конечно, в первую очередь. Я долго не решался сказать, что я большой артист, пока не пришел какой-то период, когда я это почувствовал. Естественно, были успехи, аплодисменты и прочее, но я-то в этом сомневался (я всегда был человеком скромным и сомневающимся); мне всегда как-то стыдно было говорить о себе, заявлять о себе. Я поражался этому качеству у москвичей, кстати. В этом отношении, я у них пытался поучиться, но у меня ничего не получалось, потому что многие артисты, которые, в общем-то, не представляли собой большого таланта, вели себя так, что мне, порой, было не по себе. Для меня большой артист – не тот, который ездит в экстра-машинах, получает экстра-гонорары и т.д. Большой артист – тот, который имеет уважение своих сограждан, тех, кому он поет; большой артист – тот, который владеет душами людей.

 

В.С.: Если продолжить, то, думаю, любой большой человек – этот тот, который может взять на себя ответственность. И который берет ее не потому, что это требуется по должности, а потому что по-другому он не может.

 

А.С.: Да.

 

В.С.: Со сменой стереотипов нашего отношения к западному искусству, к западной культуре идет мощнейшее обогащение нас как людей, а тех, кто занимается творчеством – особенно. Мне кажется, что мы здесь на Украине, в Киеве в частности, имея истоки славянской культуры, ответственны еще и за славянскую силу искусства (вы ее называете экспрессивностью, я могу назвать еще как-то), за что-то такое, чего тоже миру не хватает.

 

А.С.: Нашей славянской душевности...

 

В.С.: Получается, что мы за это ответственны даже больше, чем в Москве. Вам никогда не приходилось так думать?

 

А.С.: Я специально не задумывался, но действительно. Каждый народ по-своему отвечает за судьбу всего мира. И если мы знаем историю мира, знаем, что многие нации исчезли бесследно, ничего не оставив, даже письменности (как инки, ацтеки и т.д.), – значит они, очевидно, в чем-то были несостоятельны. Что-то было такое, что повлекло их распад, разложение и уничтожение. Значит, каждому народу предопределена определенная судьба в этом мире, и он должен этот крест нести с достоинством, и, в то же время, должен делать это в развитии. Если не будет развития, то он опустится и начнет постепенно отмирать. Как говорил мой педагог: всякий человеческий орган, не отправляющий своего назначения, отмирает, как аппендикс или что-то другое (например, если человек рукой не владеет все время, она отсыхает). Так же этнос – как живой организм.

 

В.С.: То есть, если мы не отнесемся к славянской культуре с ответственностью, можно и отмереть?

 

А.С.: Конечно. Природа не терпит пустоты. Если мы не заполним свою нишу в мировой цивилизации, то ее заполнит кто-то другой.

 

 

В.С.: И тогда можно только сожалеть о том, что сегодня культуре на официальном уровне уделяется мало внимания. Но можно радоваться тому факту, что вы, выступая заграницей, практически, делаете то, что официальные власти иногда не успевают сделать.

 

А.С.: Я об этом говорил руководству, и буду повторять, что главными «послами» нашей страны должны быть спорт и культура. Потому, что все в мире уже известно. А оригинальными были и остаются великие достижения спорта и культуры – это то, что неповторимо, что каждый делает по-своему. И только тогда сможем пробудить интерес к нашей культуре, к нашей стране. Например, когда говорят «Гяуров» – тут же говорят «Болгария». Болгария маленькая страна, которую никто в мире не знает, но когда он поет, называют эту страну. На этом же потом зарабатывают огромный капитал – не только моральный, но и материальный. Как можно этого не понимать? Как может государство существовать без культуры, без тех носителей, которые могут достойно показать это на мировом уровне. У нас немного, но есть такие представители. И я часто говорю, как не хватает на приемах, презентациях украинской песни, которая была бы достойным завершением всех тех речей, тостов и т.д. У нас нет больших композиторов как Чайковский, Мусоргский, но мы можем представить того же Лысенко, Леонтовича. Мы должны потихоньку, что называется, навязывать миру свою культуру. На-вя-зы-вать! По-другому не получится.

 

В.С.: Я говорил как-то: когда правительство проводит какие-то переговоры, то прежде чем говорить об экономике, нужно поставить подиум, выпустить хорошую коллекцию и сказать, что это уже есть на Украине. Потом сделать так, чтобы выступили вы, потом сделать так, чтобы выступил, допустим, Вадим Писарев. И в принципе, после этого ничего делать не надо будет. Потому что много людей захотят делать здесь бизнес и связывать с этой страной перспективу своей жизни. Когда мы приходим несчастные, начинаем рассказывать о наших проблемах, то, я уверен, что у них возникает одна-единственная мысль: послушайте, у вас свои проблемы – у нас свои проблемы.

 

А.С.: При этом этим же людям нужно сказать, что мы будем вот здесь действовать по вашим законам. Вот вы там у себя работаете, вас устраивает это, мы вам предлагаем такие же условия, мы не будем вам навязывать свои правила игры. Потому что, поступая таким образом, мы отпугнули сейчас инвесторов. Так не делают – в чужой монастырь со своим уставом не приходят. В этом отношении, я сравниваю Чехию, которую чем завлекли инвесторы? Они сказали – вот западные немцы, вы хотите у нас работать, мы принимаем, по вашим правилам, по инвестициям, по налогам, мы принимаем ваши условия. Они вложили туда сейчас огромные капиталы, в маленькую Чехию, которая не имеет и десятой части нашего потенциала.

 

В.С.: Дело в том, что пока не вложили сюда большие капиталы, есть возможность нам самим захватить этот рынок. И захватить его в смысле культуры, в смысле моды. Если кто-то вложит большие деньги, даст какую-то гарантию, застабилизирует ситуацию, то тогда мы не сможем быть ведущей культурой. А ведь сегодня нельзя быть культурой ведомой. Нужно каждому спеть свою арию.

 

А.С.: Я согласен с вами, что свой рынок должен быть для своего покупателя, и производителя, естественно. И прежде всего, существуют во всем мире протекционистские законы, которые защищают своего производителя самым беспощадным образом.

 

В.С.: А я добавлю – и свою культуру.

 

А.С.: А что такое культура? Это производное. Я разве не произвожу духовное? Это тоже товар. Но духовный товар, который надо уметь продать, уметь представить. И, естественно, о своем производителе нужно заботиться в первую очередь. Но не нужно его давить налогами, ведь налоги сейчас больше, чем прибыль. Прежде всего, полюбите своего производителя, а потом привлеките иностранного. Но ориентироваться нужно на себя. Я на кого-то ориентировался? Да. Я учился у итальянцев, я учился у россиян, я учился у кого только мог. У меня стоит масса пластинок, которые я периодически прослушиваю и вслушиваюсь – что они делали, как они делали, что правильно, что не правильно. Причем я слушаю не только теноров, я слушаю женские голоса. И мечтаю так петь (об этом мечтает, в принципе, каждый певец), как поют птицы. Вот вокальный аппарат самый лучший – у птиц. Так пели певцы прошлого века бельканто. Мы впитываем то,  что заложено историей всей цивилизации, и это воспроизводим. И надо уметь это уберечь, надо уметь это разумно подать на весь мир, не стыдиться своего. Как Шевченко говорил: свого не цурайся, а чужому навчайся. Очень хорошо сказано. Так мы и должны жить. И мир должен быть открыт. Вот мы с вами завели разговор про духовность. Она ведь открыта всегда. Приобщайся к ней, это открытый сосуд, из которого всегда люди будут пить. Духовность, из которой будут пить вдохновение, которая дает потом возможность давать что-то материальное. Все-таки в заповеди было, что сначала было Слово, а потом было Дело. То есть сначала нужно осмыслить, что нужно сделать, а потом сделать.

 

В.С.:  Я бы сказал, что под Словом подразумевается еще и творчество, ведь именно в творчестве – человек приближается к Богу.

 

А.С.: Конечно.

 

 

В.С.: Мне сейчас представилось счастливое будущее Украины. Где люди одеты так красиво, как могут от «Olga Simonov», и они ходят на концерты таких талантов, каким обладаете вы. При этом каждый из них, возвращаясь домой, понимает, что каждый из них обязан себя реализовать так, чтобы быть достойным того труда, которое сегодня, допустим, сделали мы, и того колоссального труда, который делаете вы. То есть опять по ответственности перед самим собой, перед миром. Спасибо вам большое, и я желаю вам максимальных творческих успехов.

 

А.С.: А я хочу еще добавить следующее: что люди хорошо оденутся тогда, когда они будут хорошо зарабатывать.

 

В.С.: Да, но что вторично, а что первично…

 

А.С.: Ваша задача сделать так, чтобы ваша продукция была доступна среднему покупателю. Нужно, чтобы заработал общий механизм в нашей стране. Этот механизм, конечно, не мыслим без духовности. Поэтому мы стараемся вложить туда что-то. Поэтому, впрягись в эту телегу, я уже ничего не могу сделать, я уже иду. Ведь я не могу участвовать в шоу-бизнесе, я не могу петь популярные песни. Вы тоже идете своей дорогой, уже не можете опуститься, вы уже в высоком искусстве моды находитесь. Нужно, чтобы люди поняли, что жить так плохо – нельзя. Жить нужно хорошо. Чтобы жить хорошо, надо хорошо работать. Чтобы хорошо работать, надо иметь хорошие законы, чтобы двинуть это все вперед. То есть у каждого должен появиться свой бизнес, свое дело, которое ему близко, дорого, которое развивается. Задача государства заключается в чем? Помочь каждому самовыразиться. И вам, и мне, и любому труженику, который занимается в нашем государстве. Я хочу, чтобы наше государство прислушалось к нашим мыслям. И все, кто нас слушал, чтобы восприняли нашу беседу не просто, как абстрактную беседу каждого из нас, где мы друг друга хотели поддержать и немножко представиться перед вами, но как призыв к хорошей жизни – не только нашей, но и всех последующих поколений, которые будут идти за нами. Мы ответственны за наших детей. И во имя детей мы должны работать, мы должны приложить максимум усилий, чтобы на этом мир не закончился.

 

Беседовал с Анатолием Соловьяненко Владимир Симонов

Если мы не заполним свою нишу в мировой цивилизации, то ее заполнит кто-то другой.

Анатолий Борисович Соловьяненко


Публикации по теме

Первый международный фестиваль "Сходы до Неба" Киев, 28 июня 1997 года

Видео

Женский журнал НАТАЛИ

Пресса о нас

top10.ua

Пресса о нас

Первый международный фестиваль "Сходы до неба"

Фотогалерея





Страница В.Симонова

Національний Культурний Центр Гідності та Єдності - путь соединения первозданных истоков Украины с реальностью сегодняшнего дня ради будущего

Дом Музыки в Киеве. Истоки и реальность

01 августа 2014

Интервью

Анатолий Кочерга дал интервью изданию Elegant New York перед премьерой «Леди Макбет Мценского уезда» Дм.Шостаковича в Metropolitan Opera

Анатолий Кочерга. Снова в Нью-Йорке

05 февраля 2015

Статьи

Искренний разговор о музыке, о фестивале, об Украине

Анатолий Кочерга и Владимир Симонов о "Сходах до Неба"

05 мая 2013