Слово   —   Музыка   —   Женщина

Мы обживаем то пространство,
Того Святого Государства,
Где пишутся стихи с листа,
Где правит балом Красота.

Владимир Симонов

##

You will need Flash 8 or better to view this content.

Интервью

Монолог виртуоза

15 марта 2012

Васыль Попадюк – скрипач-виртуоз, свободно владеющий игрой на 15 музыкальных инструментах. О нем пишут: «он родился со скрипкой в руках». Более 15 лет живет в Канаде. Основатель интернациональной группы PapaDuke, с которой ездит по миру, исполняя музыку в стилях  world music, latino, gypsy, jazz. З июня 2012, по приглашению Фестиваля «Сходы до Неба», Васыль примет участие в гала-представлении под открытым небом на Европейской площади Киева.

 


Я родился в семье музыканта, отец был известный исполнитель на сопилках (народных духовых инструментах – ред.), основатель ансамбля «Троїсті музики». Папа гуцул, он играл гуцульскую музыку, румынскую... С детства я слышал народную гуцульскую музыку. Гуцулы – маленькая народность, она уникальная. В музыке есть гуцульский лад, и музыка не похожа ни на что. Буковинские мелодии ближе к румынским, закарпатские ближе к венгерским, мадьярским. А музыкальная культура гуцулов стоит отдельно, она ни на что не похожа. Часто бывая в Мексике, я обнаружил интересную вещь: там, в индейских племенах – гуцульские орнаменты. Откуда это? А гуцульский инструмент дрымба есть только у якутов и гуцулов. Где вы видели в Киевской области, чтоб бабушки курили, а гуцулки курят трубки, чистый табак, как индейцы Мексики. Что на австрийском языке значит слово «гуц»? – маленький, но сильный. Есть гуцульская лошадь, которая самая выносливая в мире, потому что нормальная лошадь по горам не пройдет. Это Ивано-Франковская область. Коломыя. Мой отец оттуда. А мама со Львова. Она хореограф.

 

Я учился классике. Поступил в Музыкальную школу им.Н.Лысенко. Окончил Киевскую консерваторию по классу скрипки. Мои педагоги – Андриевский и Горохов. Это были те, кто работали не за деньги.      

Потом уехал в Москву и работал в «Театре музыки народов мира» у Владимира Назарова. До сих пор с ним сотрудничаю (на прошлой неделе присутствовал на его 60-летии и 30-летии театра). В этом театре работали музыканты со всех республик: я представлял Украину, кто-то представлял Грузию, кто-то Азербайджан... Мы были визитной карточкой Советского Союза и ездили с Михаилом Горбачевым с культурной программой.

 

В Москве я узнал то, что в Киеве никогда бы в жизни не узнал – разную музыку, меня обучали играть на различных инструментах. Я полюбил армянскую музыку, еврейскую, румынскую, цыганскую. Потому что с нами занимались профессионалы. Например, цыганскую музыку приходили играть из театра «Ромэн». Все было первозданно, как тогда называлось в Москве – «носители народной музыки». Это придумал Владимир Назаров, действительно, гениальный человек. Но Союз распался и театр распался. Все разъехались, и я вернулся в Киев.

 

 

Работал в коллективе отца. Папа, к сожалению, умер в 1991 году.

Позже я уехал в Канаду. В первый раз в Канаде я был в 1988 на Олимпийских играх в Калгари,  затем в 1993, в третий раз – диаспора пригласила меня на сольный концерт, и я не вернулся.

 

Первая моя работа там была смешной – я был пианистом в Национальном балете Канады. Музыканты приходили с пачками нот, а я с пачкой сигарет, и импровизировал по пять часов. Они не знали всей нашей музыки и адажио танцевали под мелодию песни «Ленин всегда живой». Звезды канадского балета танцевали и под музыку песни «Три танкиста». Я сам себя развлекал, потому что по пять-шесть часов не мог высидеть с балетными людьми, играл джаз и делал их уроки более легкими.

 

Затем меня начали узнавать как скрипача. Я работал с канадской звездой Павлом, он грек. Мы с ним объездили от берега до берега Америку раз сорок. У нас было по 100-150 концертов в год.

Играл с аргентинским танго, с мексиканским. С мексиканцами сложно было играть, мне надели сомбреро, весом килограмм 20. Помог опыт работы в театре Назарова, потому что я знаю материал, и было легко. Мексиканцы не могли поверить, что я эту музыку знаю и спрашивали «откуда?».

Очень интересно было работать с испанским фламенко. У меня было четыре шоу с самым лучшим гитаристом за пределами Испании. Сложно было играть, потому что это было некоммерческое фламенко. То есть двенадцать восьмых и двенадцать тактов, такова основа фламенко. И я до сих пор не понял, как они считают. Мне говорили: «Не считай, не поймешь. Надо прочувствовать сердцем». И когда я начал быть в этом состоянии, все пошло успешно. Играть такую музыку как gypsy легко – она «квадратная», а настоящее фламенко – это трагедия: в каждой песне поется о том, что кого-то убили, и это завывание вытанцовывается. Остановка – и гробовая тишина, не дай бог, ты влез туда. Как на минном поле.

 

Потом я организовал свою музыкальную группу. По принципу театра Назарова, интернациональную. И черные у меня работали, и барабанщик Валид Абдул Хаид... Он меня иногда называл «Хазыл»... Сейчас у меня работают тоже интересные музыканты – два цыгана из Венгрии Роби Ботош и Френк Ботош. Играет очень интересный индеец из Эквадора Дэвид Вейст. С шести лет он жил в Канаде на границе Детройта и Виндзора, а Детройт – блюзовый город, поэтому Дэвид у нас поет и блюз. Когда я даю концерты в Украине, говорю: «А зараз Девід заспіває українську пісню «Ой, на горі індейці стояли», а он, ничего не понимая, под хохот начинает петь «ноджио». Мы активно гастролируем.

 

 

Я записываюсь с разными музыкантами.

Играл рок, и играю в последнем альбоме Deep Purple, в шестой вещи альбома Gillan's Inn When a Blind Man Cries. В Торонто есть студия MetalWorks, и мой бывший менеджер был 25 лет менеджером этой студии. Он мне позвонил и сказал: «Приезжай быстрей, Гиллан пишет свой альбом». В детстве я тоже играл на гитаре и музыку Deep Purple. Меня представили, и я рассказал, что играл в детстве Smoke On the Water со словами, написанными русскими буквами. И Гиллан просто спросил: «А хочешь, с нами поиграешь? Если мне понравится – ок, а нет – извини».  Как говорится, «два раза не спрашивают», и в шестой вещи я играю.

 

Есть такой украинский певец Игорь Богдан, он живет в Канаде. Однажды он пригласил меня участвовать в своем концерте во Львове. Я приехал во Львов и был удивлен, потому что он во Львове, как Элтон Джон, его знают все. В первый раз после переезда в Канаду я приехал с ним, и меня начали приглашать.

 

Мы продаем стоячие билеты. Почему? Потому что украинцы из Канады присылали наши диски в подарок своим друзьям и родственникам. У нас аудитория очень большая. Западная Украина нас знает очень хорошо.

 

 

 

Редактор Оксана Мурга

Фото Владимира Симонова,
а также предоставлены Васылем Попадюком 

Фестиваль «Сходы до Неба» – это Надежда! Что есть другой мир, что он уже легален в нашей стране. Что общество когда-нибудь примет эту Красоту, и мы, живущие в башнях из слоновой кости, однажды разберём их на кусочки...

Игорь Стецюк, композитор и пианист, профессор НМАУ им.П.Чайковского





Страница В.Симонова

Національний Культурний Центр Гідності та Єдності - путь соединения первозданных истоков Украины с реальностью сегодняшнего дня ради будущего

Дом Музыки в Киеве. Истоки и реальность

01 августа 2014

Интервью

Анатолий Кочерга дал интервью изданию Elegant New York перед премьерой «Леди Макбет Мценского уезда» Дм.Шостаковича в Metropolitan Opera

Анатолий Кочерга. Снова в Нью-Йорке

05 февраля 2015

Статьи

Искренний разговор о музыке, о фестивале, об Украине

Анатолий Кочерга и Владимир Симонов о "Сходах до Неба"

05 мая 2013