Слово   —   Музыка   —   Женщина

Мы обживаем то пространство,
Того Святого Государства,
Где пишутся стихи с листа,
Где правит балом Красота.

Владимир Симонов

##

You will need Flash 8 or better to view this content.

Интервью

Мы должны стать самоуважаемыми и развивать свое культурное состояние внутреннее как можно быстрее

11 июня 2012

Беседа выдающегося баса современности Анатолия Кочерги и президента Фестиваля "Сходы до неба", писателя Владимира Симонова.

 

 

Владимир Симонов:  У Вас была четвертая попытка выйти в Метрополитен-опера?

 

Анатолий Кочерга: Да, удачная уже.

 

В.С.: А первые три?..

 

А.К.: Первые три неудачные, так как в свое время я попал в неприятную историю в Мексике. Был ранен, лежал в больнице…  Поэтому этот приезд ознаменовался крупнейшим событием – выступлением Кочерги в Метрополитен.

 

В.С.: Я так понимаю, что Вы заполнили там все пространство…

 

А.К.: Да, так случилось… 

Спрашивали: «Почему Вы до сих пор не приезжали? Где Вы были?». Я говорю: «Вы не приглашали». Они отвечают: «Быть такого не может! Что Вы в самом деле? Такого не бывает вообще!».

Главное, что моя роль Хованского в «Хованщине» получилась, и не по моей вине, главным персонажем. Писали об Иване Хованском как о "бомбе, взорвавшейся в Метрополитен-холле". Потрясающе! Неожиданно!..

 

В.С.: Скажите, а чем отличается атмосфера Метрополитен-опера от всех остальных театров, где Вы выступали?

 

А.К.:  Атмосфера чрезвычайно дружественная, теплая, добрая! Ты как идешь домой, потом хочешь вернуться – вот, в чем суть. 

 

В.С.: Все – от рабочего до артистов доброжелательны?..


А.К.: Все! Все меня знали после первого спектакля. После первого спектакля я получил еще один проект в Метрополитен-опере. Режиссер владел русским языком, мы разговаривали…  Было исключительно здорово!

 

В.С.: Получается, создается атмосфера, при которой Вы можете максимально выложиться?


А.К.: Да. Мало того, спектакль назвали лучшей постановкой Метрополитен-опера. Сюжет выделился по полной программе.

 

В.С.: Это менталитет наш украинский – заполняет пространство очень быстро при доброжелательности. Причем это высокий украинский менталитет,  на высочайшем уровне синхронизированный  с мировыми достижениями культуры.


А.К.: Потрясающе было! Без иллюзий. Я первый раз как ребенок радовался этому. До дрожания души и сердца – чудо просто!..

 

В.С.: Оркестр в Метрополитен играет по-другому?..


А.К.: Оркестр гениально играл! Там большие профессионалы работают. Кирилл Петренко, дирижер, высочайший профессионал. Мы победили!

 

В.С.: Скажите, следующий контракт будет на «Катерину Измайлову»  – Петренко тоже там будет работать?..


А.К.: Нет, кто-то другой. Я еще не знаю, кто.

 

В.С.: С Петренко Вы давно знакомы?


А.К.: С Кириллом знаком уже больше 10 лет. С сентября будущего года он выступает главным дирижером Мюнхенской баварской государственной оперы. Я там буду с ним делать «Бориса Годунова». Говорит мне: «Я давно мечтал с тобой делать Бориса Годунова»...

В Метрополитен меня подкупило еще то, что костюмы были настоящие исторические, старинные, шикарные! Борода, парик, усы – все по высшему плану.

 

В.С.: А как вам Америка в этот раз? Вы же, уже были там?


А.К.: Ужасно понравилась! Я жил в полтора квартала от театра. Пешком ходил в театр – один пролет, и я в театре. Меня даже без пропуска пускали – уже знали.

 

В.С.: Чудо! Получается, это и есть возможность менталитет Украины принести в пользу миру.


А.К.: Ну, конечно! Путем такого контакта можно чудеса творить! Просто нужно уметь это использовать.

 

В.С.: И для  Украины?..


А.К.: Конечно, обязательно. Они так праздновали, так счастливы были!..  Никто не ожидал такого взрыва.  Не помню такого в своей истории нахождения на сцене, что выходит Иван Хованский прощаться с народом: «Прощайте, детки!» И когда я спел свою последнюю фразу, в зале начались аплодисменты! Никогда в жизни этого не случалось, потому что дальше вступает хор, и действие продолжается. А здесь сделали паузу… Невероятно! Мне говорят: «Они, что с ума сошли? Надо же дождаться конца». Я говорю: «Ну, наверное, захватило!».

 

В.С.: Когда американцы чувствуют, что искренне, открываются…


А.К.: Да. Там такое было после спектакля, столько народа ждало на улице!

 

В.С.: Анатолий Иванович, как Вы считаете, какую роль культура играет во взаимопонимании  человечества?


А.К.: Всегда было так, и всегда, надеюсь, останется на все века, что это изначально первый шаг к взаимопониманию устройства всех вопросов государственного, житейского порядка – способствовала и будет способствовать, именно, культура. Она сближала, как целые нации, народы, так и государства в любые, не очень благоприятные времена, а тем более, во времена мирные, созидательные.

Без культуры невозможно построить и развить ни одну, самую высокоразвитую экономику. Только благодаря культуре живут и существуют народы и государства.

Там, где культура была на остаточном месте, как по финансированию, так и по вниманию, страна, как таковая пропадала или  становилась не популярной, малоизвестной, не уважаемой во всемирном сообществе народов.

 

В.С.: Расскажите еще об Америке… Дело в том, что сегодня и в России, и в Украине отношение к Америке отвратительное. Причем, они ее не знают абсолютно, не знают, как она развивается. И Ваш успех в Метрополитен, оценка Вас не как гражданина какой-то страны, не как носителя какой-то идеологии, а как представителя высочайшей культуры мирового класса, производит фурор.

Расскажите, как простые американцы с Вами общались, как разговаривали, что спрашивали?.. Что именно происходило, почему Вы чувствовали такой балдеж и востребованность?..

 

А.К.: Ну, балдеж – от того, что я сделал.

 

В.С.: Артист, же, всегда отвлекается, как женщина,  на внимание…

 

А.К.: Нет, я не отвлекаюсь на это.  Я рад, что зацепил сердечную и нервную составляющую…

 

В.С.: Но, Вы же цепляли и в Мадриде, и в Риме, и везде. Отличие здесь было?

 

А.К.: Возможно я сам себя превзошел…

 

В.С.: Это пик вашей карьеры?

 

А.К.: Не то чтобы пик… Один из многих успехов моего состояния на сцене, что мне удалось в свое время когда-то сделать, и все это получается до сих пор.

 

В.С.: А как это ощущается? По каким чувствам – Вы после выступления чувствуете другое состояние, подъем?..

 

А.К.: Конечно, подъем!

 

В.С.: Получается, реакция зрителей – это следствие?

 

А.К.: У меня двоякое состояние после того, как я выступил в Нью-Йорке и после того, как написала вся российская центральная пресса, интернетовские издания и как промолчали, и ничего совершенно не сказали в СМИ Украины! Разве, это не больно?.. Так нельзя…

У нас всегда были почетные люди после смерти. Я хочу жить сегодня. Получается так, что в Украине меня постоянно хоронят.  Но, так же, нельзя!

 

В.С.: Знаете, Анатолий Иванович, еще страшнее… Мы открыли сайт национальной консерватории, который Вы заканчивали. Там перепись знаменитых людей, которые заканчивали эту консерваторию. Там ни Вашей фамилии, ни Соловьяненко. Причем, я  не могу понять, - то ли это невежество, то ли невнимательность… А как же можно воспитывать будущих артистов, не на примере?

 

А.К.: Да, отсюда идет все. В том числе, и участие культуры, как таковой, в развитии общества, государства в целом. Так же нельзя делать. Это государственное дело.  

Сотни людей поют. А цепляют по-настоящему, задевают сердце – единицы.

Мы, как всегда, не умели, не желали ценить свое. Только кланялись то ли на запад, то ли куда угодно за рубеж, но не у себя.

 

В.С.: Советское время очень многие люди ругают сейчас – по разным причинам, в чем-то правы, в чем-то не правы.  А отношение к культуре в Союзе, какое было? Вы же один из молодых народных артистов Советского Союза. Какое тогда было отношение – Вы чувствовали к себе внимание?..

 

А.К.: Да, конечно, чувствовал.  Одно то, что я получил три государственных премии, дожился, начиная с заслуженного артиста Украины до народного артиста СССР.

 

В.С.: Сколько Вам было лет, когда Вы получили народного артиста СССР?

 

А.К.: Тридцать два года. Был избран депутатом Верховного Совета СССР. А на сегодняшний день, как результат, остался без пенсии в Украине.

 

В.С.: Я многих людей встречаю, которые говорят: «Анатолий Кочерга?.. А как же, я жил в соседнем селе, знаю его». Где Вы родились?

 

А.К.: Я родился в Винницкой области в районном центре.

 

В.С.: Ваши родители простые люди?

 

А.К.: Мама и папа – инженеры.

 

В.С.: Как Вы начали петь?

 

А.К.: Мама была инициатором этого.   Я не хотел, как мог отказывался.  Мама настояла, чтобы я брал частные уроки…

 

В.С.: Прямо там? Согласитесь, шансы, например, Нью-Йорка и такого центра различны…

 

А.К.: Да.  Но это был большой районный центр, 50 тысяч жителей, большие два Дома культуры, сахарный завод, два кирпичных завода. 

Я участвовал в самодеятельности – это был 6-7 класс. Потом поступил в училище музыкальное в Виннице по классу хорового дирижирования. Был комсоргом училища, все было очень серьезно.

 

В.С.: Просто так не могут придти и сказать: «Давай, мы возьмем тебя в Верховный Совет Советского Союза». Люди, которые выбирали Вас в это пространство, видели в Вас активную силу.

 

А.К.: Мало того, очень поддерживал развитие оперного, и вообще, музыкального искусства секретарь ЦК Владимир Васильевич Щербицкий. Он очень любил меня… Я неоднократно выступал.

 

В.С.: Уникальная личность!.. Он разбирался в музыке?..

 

А.К.: Он очень много раз посещал театр, спектакли.

 

В.С.: Вы чувствовали его внимание к своему творчеству?              

 

А.К.: Конечно. Поэтому, как я предполагаю, и лауреат государственной премии, и народный артист СССР и прочее…

 

В.С.: Таким образом, он доказывал, что Украина самостоятельная в области культуры страна, что может вносить свою лепту… Вы же пели вместе с Анатолием Борисовичем…

Сегодня ни он, ни Вы не являетесь почетными выпускниками национальной академии…

 Знаете, обижаться нельзя. Здесь сейчас удивительная ситуация в стране – когда начинаешь что-то критиковать, то чувствуешь себя обычным. Потому что здесь все всё критикуют и никто ничего не делает.

Как Вы считаете, что сейчас должно произойти в стране, чтобы культура стала каким-то эпицентром консолидации, вдохновения?.. Как Вы чувствуете как артист?

 

А.К.: От самого верха  до низа люди должны стать самоуважаемыми и развивать свое культурное  состояние внутреннее как можно быстрее и глубже. Иначе, мы просто захиреем и погибнем, станем никем.

 

В.С.: Вы украинец – по убеждениям, по ощущениям…  А Вы ощущаете в себе какие-то национальные корни? Когда Вы поете «Дивлюсь я на небо», что Вы чувствуете?

 

А.К.: Я чувствую, что пою великолепную музыку, потрясающую народную песню, которая существует уже сотни лет. Где бы ее ни пел, главное, чтобы спел с сердцем, с душой – и она будет воспринята так, как должна быть воспринята.

 

В.С.: Когда Вы поете  с сердцем, с душой, Вы доносите этот менталитет Украины!

Значит, менталитет классный!

 

А.К.: Ну, а как же иначе, конечно!

Ни один испанец, ни один иностранец не споет и не сможет спеть эту песню.

 

В.С.: По своим ощущения Вы чувствуете, что это – сила?..

 

А.К.: Естественно. Мало того, ты гордишься, что это делаешь.

 

В.С.: Но, как же, соединить  эту гордость с этой реальностью?!..

 

А.К.: Да, никак.

 

В.С.: Может, надо, просто делать свое дело и все.

 

А.К.: Каждому! На самом высоком профессиональном уровне.

 

В.С.:  Но всегда кто-то должен инициировать. Мы можем уйти в критику,  будем критиковать очень правильно. Может, будем лучшими критиками, - а смысл какой?..

 

А.К.: Никакого. У меня такое впечатление, что критикуют те, кто сам ничего не может сделать.

 

В.С.: В том то, и дело! Получается, что когда мы начинаем критиковать, мы перестаем быть оригинальными.

 

А.К.: Есть такая фраза – «не спорь с идиотом, подумай о себе».

 

В.С.: Понимаете, система какая… Когда мы снимали фильм по моему сценарию, и приехал артист из Нью-Йорка, он слушал, и  говорил: «Слушай, твои персонажи похожи на Чеховские!».  Я думал: «Какие, там, чеховские персонажи?» Знаете, я понял, что мы носим совершенно что-то особенное по отношению к западной культуре. Может, большую щирость, может, большую открытость… Вот, Вы приехали в Метрополитен и выдали им себя!

 

А.К.: Украина еще  не совсем  провалилась. По последним подсчетам статистики по уровню системы образования Украина на 25-м месте в мире. Из 180-ти 25-е – это совсем неплохо. Это один из положительных моментов, на которые  можно ссылаться. Но его нужно поддерживать.

 

В.С.: В Америке каждый второй ребенок знает, кто такой Чайковский.

 

А.К.: Но не каждый знает, что такое Россия.

 

В.С.: Самое главное – интересы. Они умудряются присваивать себе самые лучшие достижения.

В России пишут, что Вы славянский певец. Они не пишут , что Вы – украинский. А Украина вообще ничего не пишет. Фестиваль «Сходы до Неба»… Мы делаем такую акцию, от которой бы люди получали удовольствие. За эти годы, 2010-2012, я понял, что мы превращаемся в мощнейшую силу, которая задействует ресурсы абсолютно невостребованные. Ресурсы основные. Потому что человек, послушав Вас в любой точке мира, поймет, что это страна классная, если может таких рожать.

 

А.К.: Ну, конечно. Я говорил в свое время, когда Киевская опера была на гастролях Мадриде,  когда только-только налаживались взаимоотношения с Советским Союзом в 70-е годы и наш коллектив был вторым, кто поехал из советских коллективов с концертными выступлениями в Испанию. Благодаря нашим выступлениям, спектаклям буквально неделю спустя Советский Союз получил разрешение на строительство посольства в Испании и получил земельный участок.  

 

В.С.: Это никакими политическими переговорами невозможно сделать…

 

А.К.: Мы как передовые отряды, которые двигают и олицетворяют лицо своей страны.

 

В.С.: Интересно, что Советский Союз был в окружении мощной изоляции. Только культурой пробивалась эта стена… Ансамбль «Песни и пляски» был идеологическим звеном, все оперные театры, особенно киевский на подъеме был…  В то время, когда отрицательное отношение было к Союзу.

 

А.К.: Очень отрицательное. Блокировали попросту. А мы открывали эти пробки. И после нас были переговоры, было взаимопонимание, были восторги нашей страной. Мы были удивлены, когда нам говорили: «Как можно иметь такие силы огромные, и так отстать в  развитии в остальных областях?!

 

В.С.: Может, это вещи, которые противоположные…

Ведь, Украина сегодня является мощнейшим потребителем достижений цивилизации. Цивилизация с точки зрения технократии – сегодня там. Но Запад тоже задыхается в этих отношениях… Почему они в восторге от выступлений артистов из  славянского пространства? Потому что, открытость, которая там, очень труднодостижима.

 

А.К.: Тем не менее, театры оперы и балета всегда полны, всегда востребованы.

 

В.С.: Вы говорили, билетов на Хованщину не было?

 

А.К.: Конечно, нет.

 

В.С.: А с публикой Вы встречались?

 

А.К.: Конечно. После окончания каждого спектакля возле артистического входа ждали толпы людей, чтобы посмотреть, чтобы сфотографироваться…

 

В.С.: Состоятельные, элита?..

 

А.К.: Ну, конечно! Попасть в оперу обычному человеку не очень легко, потому что очень дороге билеты. Все желали обязательно сфотографироваться с актерами.

 

В.С.: Это был круг людей, которые спонсируют постановки  или простые люди?

 

А.К.: Нет, спонсируют другие люди, с которыми мы встречались, обедали в ресторанах, вели переговоры, общались.

 

В.С.: А как у них построено – это целый круг любителей искусства?..

 

А.К.: На большой любви, на большом вдохновении к развитию культуры, как таковой. Это то, без чего они не живут там.

 

В.С.: Это элита элит, - те, кто спонсирует. Это, далеко, даже, не просто богатый человек.

 

А.К.: Уже больше половины артистов, которые поют в спектаклях - выходцы из России и Украины. Это само за себя говорит. 

Искусство, как никакое иное творение человеческого гения, и дает человеку возможность осуществить "Сходы до неба", возвыситься Душой над "суетой сует" нашего повседневного бытия, ощутить себя Человеком!

Лидия Сохань, профессор





Страница В.Симонова

Національний Культурний Центр Гідності та Єдності - путь соединения первозданных истоков Украины с реальностью сегодняшнего дня ради будущего

Дом Музыки в Киеве. Истоки и реальность

01 августа 2014

Интервью

Анатолий Кочерга дал интервью изданию Elegant New York перед премьерой «Леди Макбет Мценского уезда» Дм.Шостаковича в Metropolitan Opera

Анатолий Кочерга. Снова в Нью-Йорке

05 февраля 2015

Статьи

Искренний разговор о музыке, о фестивале, об Украине

Анатолий Кочерга и Владимир Симонов о "Сходах до Неба"

05 мая 2013