Слово   —   Музыка   —   Женщина

Мы обживаем то пространство,
Того Святого Государства,
Где пишутся стихи с листа,
Где правит балом Красота.

Владимир Симонов

##

You will need Flash 8 or better to view this content.

Страница В. Симонова

Искренность Мастера

19 мая 2011

Размышления Владимира Симонова о феномене Дмитрия Хворостовского

в контексте фестиваля «Сходы до Неба»

 

Чем больше я знакомлюсь с Хворостовским, тем больше понимаю, что он опережает уровень развития Украины примерно на двадцать порядков.

 

Да, Украина реагирует на это спокойно, не так, как Россия.

 

Украина сейчас напоминает такую женщину, которую заставили стирать белье… Стиральной машины нет, машины для посудомойки нет,  она не знает, что с детьми делать…  А мы с ней говорим о Любви!..  Конечно, она будет так реагировать, как вы сейчас. Но до момента, пока она не попадет на концерт. До момента, пока она не придет на Фестиваль.

 

Время работает на нас.

 

Как ни странно,  в прошлом году можно было выбирать: идти, или не идти. Ситуация с фестивалем 2011 года уникальна, когда НЕ идти не возможно. Потому что это как вода в пустыне – ты не можешь ее не пить, ты не можешь ее не хотеть.

 

Я сам до конца не понимал высоты того уровня, который нам достался в руки. Хворостовский в одном из интервью говорит, что контракты с Америкой для участия в оперных спектаклях подписывает за пять лет вперед. Если в Америке за пять лет вперед, то и вся Европа так же расписана. И то, что мы вдруг, захотели на 28 июня «получить» Хворостовского, и получили его, – это уже дикое стечение обстоятельств! По-другому –  рука Господа Бога.

 

Как раз хорошее время – заканчиваются оперные сезоны в Европе, в Америке. И нам вдруг дают эти три концерта в марте. Сначала я думал, кому они нужны эти три концерта. А теперь открылся совсем другой смысл этих концертов.

 

Общение с региональной элитой должно позволить нам найти тех людей,  которым нужна такая поддержка, которые понимают, что их будущее связано с этой страной. И понимают, что классическое искусство – это искусство, без которого страна не выживает. И, тем более, когда на нашем Фестивале представлено классическое искусство в такой доступной форме, которая позволяет каждому человеку спокойно к нему прикоснуться. Хоть ты и не знаешь, кто такой Бизе, или Верди, но ты знаешь, кто такой Хворостовский.

 

И ты просто придешь ради любопытства и попадешь в пространство Глубинности Себя-Человека.

 

Это Просветительство.

 

Это не социальный проект. Это просветительский проект.

 

На каком-то этапе такие Мастера дают концерты, а на каком-то они уже не дают концерты. Они проповеди осуществляют на своих спектаклях и концертах. Этому соответствует Хворостовский.

 

Это избранность. Причем, выбираем не мы, мы провоцируем.

 

В одном интервью у Хворостовского спрашивают: «Как вы готовитесь к концерту, чтобы он был успешным»? Он говорит: «У меня неуспешных концертов не бывает». Спрашивают: «А как это происходит»? Он говорит: «Требуется одно единственное – чтобы я был искренним». Вау!..  Он достиг уже такого уровня ремесленничества, Мастерства, что он уже не думает об исполнении на концерте. Его главная задача – быть искренним.

 

Я недооценил Хворостовского. Он уходит в такие вещи… Значит, надо говорить уже на другом языке. Даже мне надо быть более искренним. Нужно искреннее свое восхищение выразить не в том, чтобы говорить «ах, какой вы», а добраться той глубины искренности, которая интересна и людям, которые будут это слушать.

Хворостовский это для нас очень «крепкий орешек». Мы его недооценили. Всегда так бывает, когда это далеко – оценить невозможно. А сейчас, когда приближаешься к нему, когда видел его, когда руку жал, когда был у него на концерте, когда послушал все его интервью… Во-первых – потрясающий собеседник!

 

Хворостовский в своих интервью дал коды, практически, те же самые, которыми оперируем мы. Искренность, безумная преданность своему делу…

 

Когда у него спрашивают: «Вы везде не боитесь говорить, что вы счастливый человек». Он говорит: «У меня две жизни… Одна жизнь с семьей: дети, жена – я здесь безукоризненно счастлив. А есть вторая жизнь – моя творческая. Сейчас я пребываю в колоссальной творческой депрессии. Я не знаю, зачем я этим занимаюсь, я сомневаюсь в своем мастерстве, я ищу путь истинного донесения, и ничего не получается, я учу новую роль»… И он не красуется. Потому что он настоящий артист.

 

Я называю это «белым листом» в писательстве, когда садишься перед белым листом и думаешь, что ни строчки написать не сможешь больше. Мастерство заключается в преодолении этого «белого листа», чтобы за ним пошли Ноты, которые кого-то заставят плакать, кого-то заставят танцевать, а кого-то заставят пересмотреть свою жизнь. В этом и заключается мастерство артиста, который выходит на сцену. У Хворостовского все это есть.

 

Это не «мальчик-одуванчик». Это колоссальный трудяга!

И это за честь, что мы имеем возможность Хворостовского представить нашей стране, и можем сами прикоснуться к этому. Это величайшая честь!

 

После просмотра интервью с Хворостовским, мне стало страшно… по-хорошему страшно…  Когда такая глубина сразу бы выстроилась, даже не знаешь, как бы ты прыгал, был бы комплекс. Он удивительно тонкий человек… Я это предполагал, потому что мой опыт общения с Соловьяненко – близкого,  дружеского – позволяет определить, что человек становится носителем особой культуры своего внутреннего мира, только тогда, когда у него есть этот внутренний мир.

 

Я как-то спросил у Анатолия Борисовича Соловьяненко: «Почему сейчас в оперном театре нет таких уровней как Вы, как Мирошниченко»? Он сказал: «Вы знаете, они книг не читают». Меня это так потрясло. И когда он дал мне почитать книгу «Последнее искушение Христа», я понял, что артист не может стать рупором особой энергетики, если у него нет внутри этой полноты.

И когда Хворостовский говорил в этих интервью, я порадовался. Пустой человек не может ничего дать людям. Ибо, когда он поет, техника отсутствует. Присутствует великое Божественное качество человека – искренность. Он об этом сказал в интервью в лоб: «Для того чтобы я имел успех, мне только нужно быть искренним».

 

Тоже ему задали вопрос «а как ваш голос?» Он говорит: «Это особое... Это моя боль. Это мое счастье. Это моя радость. Это моя тревога. Каждый день. Он для меня важнее, чем я сам».

 

Соловьяненко тоже так говорил. Это удивительное служение своему предназначению. Поэтому соприкосновение с этим – это великое Чудо.

Это не значит, что нам нужно робеть, вторичность свою чувствовать, нет. Если он уже притягивается, это говорит о том, что мы действительно делаем настоящую работу. Он как катализатор.

 

Сотрудничество мы можем утвердить ответственностью, нашей организацией и всем тем, что мы делаем. В этом НАШЕ сотрудничество, в данном случае. Конечно, это абсолютно равное. Ему нужно петь, а нам нужно подготовить это.

 

Как интересно сказал Хворостовский, что для того, чтобы у человека осталось впечатление, нужно, чтобы он среагировал. Ему говорили, что «Вы выходите на сцену, и должны объясняться в Любви. А если Вы этого человека не любите?»… Он говорит: «Это не страшно.  Потому что из неЛюбви всегда можно сделать Любовь. Надо использовать это качество. Но если равнодушие – это страшно. Но с этим я тоже научился бороться». 

 

Мы с вами до конца недооценили тот фантастический материал, который получаем в лице Хворостовского. Счастье, что мы имеем возможность сейчас посмотреть на это с другой стороны. Со стороны восхитительной возможности соприкоснуться с настоящим классическим искусством, которое несет прозрение человеку, открывает ему вход в самые сокровенные тайны Сосуществования с миром. Это искусство – классическое – имеет тоны, камертоны Первоосновы человеческого пути, прохождения, направления его эволюционного развития.

 

Хворостовский сейчас для нас идеальный представитель пространства классической музыки. Как наш человек русскоязычный, нашей культуры славянской, как человек, являющийся сегодня топ-звездой мировой оперной сцены. Оперное искусство стоит особняком, и то, что он поет романсы, позволяет проще подойти к этому искусству. Это очень непростая область деятельности человека.

 

Хворостовский… Он же меня потряс вчера!

 

Он говорит, что мы миру нужны постсоциалистические. Потому что, весь мир не прожил этого потрясения нашего, которое мы прошли. Он меня этим потряс!..  Я предполагал, что он должен это как-то чувствовать… Но не думал, что этот холенный парень, немножко надменный так глубоко пашет!

 

Пойди, расскажи про прелести социализма, - так ты станешь врагом номер один. Но это же пена, она вся уйдет. Ибо остается, все равно, то же самое.

 

Если сегодняшний день позволяет мне о Женщине говорить так, как я говорю, то, значит, социализм – защита в качестве эволюционного развития. Если сегодня вы, совершенно разные люди, семь человек которых слушают меня сейчас из всего мира, слушаете это, и внутри поддерживаете это, то социализм – защита. Как и все, что сзади человечества.

 

Но проблема же не в том, что сзади… Проблема в том, что впереди.

 

А впереди совершенно четкий ориентир на Женскую Творческую самореализацию. На синхронность этим Творческим процессам. На терпимость, на сострадательность, на Любовь. И других вариантов нет.

 

Этот камертон Любви, безукоризненный, независимый, незаинтересованный, а Любви, как Божественной… Слово этой Любви несет Любимый наш Хворостовский. Уникальная личность, явление нашего века, совершенно необыкновенный человек, остро и тонко чувствующий свою предназначенность Человека Мира, Человека, соединяющего континенты своим голосом.

 

Это счастье иметь сопричастность к его Работе.

Поэтому наш Фестиваль.

Поэтому Хворостовский.

Поэтому Мы.

 

…Как интересно. Это, как на концертах бардовской песни, когда люди собирались у костров, за городом… А песни всегда искренние очень бардовские… И когда кто-то споет – всегда после этого тишина какое-то время… Тишина удивительной сопричастности к искренности. Это удивительно тонкое пространство, когда человек может быть искренним. И не только, когда он говорит… Когда человек слушает, и он искренний, – создается удивительное пространство. Пространство синхронизации мира. 

 

сайт Владимира Симонова 

http://vladimirsimonov.com/

Фестиваль «Сходы до Неба» – это, конечно, туннель в будущее, в прекрасное, в будущее, которое живет внутри каждого из нас, и без чего нам вообще не имеет смысла существовать

Игорь Стецюк, композитор и пианист, профессор НМАУ им.П.Чайковского





Страница В.Симонова

Національний Культурний Центр Гідності та Єдності - путь соединения первозданных истоков Украины с реальностью сегодняшнего дня ради будущего

Дом Музыки в Киеве. Истоки и реальность

01 августа 2014

Интервью

Анатолий Кочерга дал интервью изданию Elegant New York перед премьерой «Леди Макбет Мценского уезда» Дм.Шостаковича в Metropolitan Opera

Анатолий Кочерга. Снова в Нью-Йорке

05 февраля 2015

Статьи

Искренний разговор о музыке, о фестивале, об Украине

Анатолий Кочерга и Владимир Симонов о "Сходах до Неба"

05 мая 2013